Главная » »
19:57

Случилось это в конце золотого века, когда царило вечное лето, радостное, будто весна, плодоносное, будто осень. В те древние дни люди не знали болезней, травы – увядания, а солнце жило на земле в виде прекрасной златокрылой птицы. Каждое утро поднималось оно из цветущей долины, окрашивая вершины гор розовым светом, а каждый вечер засыпало, утомившись, на далеком берегу океана. Перья его гасли, сливаясь с вечерними тенями, и становились все прозрачней, пока птица вовсе не исчезала из глаз. Видя, как засыпает солнце, дети порою пугались, но родители быстро объясняли им, что ничего страшного не случилось. Просто чудо-птице надо перенестись домой, в устланное мягким алым пухом гнездо среди тигровых лилий. Утром она вновь проснется, напьется свежей росы с огнецветных лепестков, и перья ее разгорятся прежним блеском. После этого она готова будет, как обычно, проделать свой сиятельный путь. 

Край близ скалистых гор, где обитало солнце, был необычайно прекрасен по сравнению с любым другим. Даже в дни золотого века люди дивились его богатству и процветанию. Каждый цветок, каждая травинка его будто впитала в себя ласковый солнечный жар. Солнцем полнилась его вечно свежая листва, солнцем наливались сладкие абрикосы и румяные яблоки. Огненная настурция обвивала плетеные ограды, за которыми среди оранжевой календулы и длинных кистей золотого дождя красовались уютные дома. Нигде больше не было таких крупных морковок, таких огромных тыкв и такого ароматного янтарного меда, как в том краю! Мохнатые пчелы без устали жужжали, золотыми искрами проносясь в воздухе, собирая дань с пушистой ивы и скромной сурепки, с ароматной липы и веселых одуванчиков.  

Более же всего славился тот край огромными полями подсолнечника. Они приносили не только полезные семена и чудесное солнечно-желтое масло, но и радовали глаз своим видом. Каждый раз, когда огнистая птица пролетала над землей, цветы подсолнуха поворачивали в ее сторону свои круглые приветливые лица, сами похожие на маленькие солнца. А люди славили свой любимый цветок в песнях и сказках.  

Беззаботно и весело проходили дни в той чудесной стране. Но однажды счастье разом кончилось. 

У корней горы, в темной норе, куда не проникал дневной свет, жил очень старый, очень большой и очень сердитый болотный волк. Никого на свете он не любил, да, наверное, и не мог, потому что родился из тины трясин, из липкой грязи, и настоящего сердца не имел. Мрачная злоба, не находя себе вместилища, переполняла его целиком. От зеленовато-коричневой головы с огромной зубастой пастью до самого кончика хвоста. Волк очень завидовал солнцу. Ему думалось, что он не менее велик, и каждую похвалу, что люди дарили златокрылой птице, он почитал у себя украденной. 

«Как же сделать, чтобы меня тоже уважали, и ублажали, и осыпали льстивыми словами?» – размышлял он. – «Глупая птаха вечно отвлекает людей, не дает им заметить мое великолепие! Что ж, приду к людским селениям в ночи» 

Луны в те времена еще не было, и тихие ночи озарялись лишь ясным звездным светом. В одну из них болотный волк осуществил свой замысел. Пробрался он на главную площадь одного из городков, да и завыл во весь голос. И что же? Вместо любви и почитания он встретил только ужас. Люди страшились огромной черной тени, чей взор пылал во тьме красными угольками, а запах, исходивший от зверя, казался им непереносимо отвратительным. 

Встретив такой прием, волк разозлился и разобиделся еще больше. 

«И все же я добьюсь, чтобы меня почитали! – решил он. – Не желают любить? Так я сделаю, чтобы боялись! Не желают даже выйти навстречу? Так пусть сами меня ищут!» 

Долго пришлось ему искать долину, где ночевало солнце, непросто было подкрасться к чуткой птице. Но лепестки тигровых лилий смягчили звук шагов, их пьянящий аромат перебил зловоние – и, сделав отчаянный прыжок, волк одним махом проглотил дремлющее солнце. 

Давно уже должно было рассвести, а утро все не наступало. Не окрасилось небо нежным розовым светом, а вместо золотого веера лучей на горизонте мрачной тенью возник болотный волк. Он объявил, что поглотил солнце и никогда уже больше не отпустит его гулять по небосводу, сколько бы оно ни билось в его темном нутре. Люди умоляли зверя отпустить светило на свободу, но тот не согласился. Лишь оскалил зубы в ухмылке и  огромными прыжками умчался за поля и горы, за леса и луга. 

Самые дюжие мужчины, самые отважные юноши разбрелись искать его. Но все они либо пропадали без следа, либо возвращались домой с пустыми руками. Солнце все не всходило. Не взошло оно ни через день, ни через два, ни через неделю, хотя часы послушно отмеряли время. Не летали больше золотые пчелы, цветы опустили головки, понурились люди. Все холодней становилось на земле, все сильнее вяла зелень. Зерна в амбарах еще было вдосталь, но надежда на новые урожаи таяла день ото дня. На земле впервые воцарились мрак и отчаяние, постепенно пробираясь в сердца даже самых стойких. 

Но один жизнерадостный деревенский мальчишка не терял надежды. Отец и брат его ушли искать солнце и пропали, однако он не допускал даже мысли, что с ними могло случиться нечто дурное. Каждое утро он выходил ожидать их на краю привядшего подсолнухового поля, а потом возвращался к матери и пытался ободрить ее. Говорил, что наступят еще хорошие времена, и вернутся родные, и взойдет солнышко. Однако утешать отчаявшуюся женщину выходило все хуже. 

– Экий ты у меня дурачок! – сказала она сыну однажды в полдень, темный, будто полночь. – Неужто неясно, что нас всех ожидает ужасный конец? Никто не знает, где теперь волк, что унес златокрылую птицу! Как победить такого огромного зверя? Кто подскажет дорогу к нему? 

Мальчик задумчиво потер кулаком осыпанный рыжими веснушками нос. 

– Как победить, я придумаю, – сказал он. – А кто подскажет, уже знаю! Дай-ка мне, матушка, еды на дорогу, да хороший фонарь, да одежду потеплее, пойду солнце искать! 

Сколько ни отговаривала его мать, паренек ни в какую. Так и ушел. А как добрался до подсолнечного поля, стал ходить от цветка к цветку и внимательно вглядываться в каждый. Многие из них уже совсем увяли, но несколько живых растений обратили головки в сторону северо-запада. 

– Вот там-то и нужно искать волка, – сказал мальчик и, насвистывая веселую песенку, зашагал дальше по пыльной дороге. Чтобы не сбиться с пути, постоянно сверялся с уцелевшими подсолнухами, пока родной край с его огромными полями не остался позади. Долго ли, коротко ли шел путник, только фонарь его светил все тусклее. Наконец и вовсе погас. Даже далекие холодные звезды, что глядели на землю, затянуло густой пеленой туч. Мальчик был совсем один, под ледяным ветром, в непроглядном мраке. Но и тут он не растерялся. Пообедал в темноте, завернулся плотнее в плащ и отдохнул хорошенько, а потом срезал удобную палку и ей стал ощупывать дорогу впереди. Медленно, но уверенно брел он вперед. Вдруг палка наткнулась на пустоту. 

Любопытный мальчишка тут же склонился над ямой и различил в ее глубине слабый свет. 

– Вот это да! – воскликнул он. – Что это сверкает там, в глубине? Не земные ли звезды? 

Хор тихих жалобных голосов был ему ответом. Выбираясь из-под слоя мертвых листьев, из ямы один за другим стали подниматься светлячки.  

– Нам холодно! Холодно! – жаловались они.  

– Так полезайте ко мне за пазуху! 

Жучки послушались и вскоре согрелись. Позже они иногда выбирались из своего убежища, чтобы размять крылышки, и кружили вокруг мальчика бледно-зелеными искорками. Слабые огоньки не могли разогнать мрака, даже сгущали его, но от них на сердце сразу делалось веселей. Забывалось даже, что путь далек, и темен, и котомка с едой сделалась уже совсем легкой.  

Вскоре наступил день или ночь, утро или вечер – различить их было невозможно – когда у мальчика осталась всего одна краюшка хлеба да кусочек вяленого мяса. На дне фляжки еще осталось несколько глотков воды, но где доставать ее после? Ни ручья, ни озера поблизости. Одни только голые камни с колючими кустами, чьи листья давно обглодали звери, чьи ягоды давно расклевали птицы. 

Но мальчик не унывал. Оттого, быть может, ему улыбнулось счастье – одному из светлячков-непосед удалось отыскать одинокую заброшенную хижину под старыми соснами, на самом краю древнего полумертвого леса. В хижине был маленький камин, и скоро путник грелся у огня – впервые за долгое время. Глаза болели и слезились от света, но каким же счастьем было видеть его! От уютного тепла мальчика совсем разморило. Он открыл котомку, оглядел свои скудные запасы и решил сначала вздремнуть, а потом уж поесть. 

Однако поспать ему не удалось. Стоило смежить веки, как во тьме вдруг послышался зов, пронзительный и жалобный. Узнав голос живого существа, заброшенного и страдающего, мальчик тут же поднялся и пошел на звук. Наконец ему удалось найти запертый шкаф, а внутри – худенькую серую кошку. Несчастное животное замерзло и измучилось, не могло даже подняться. Мальчик на руках отнес кошку к огню, накормил и напоил. Та замурлыкала так благодарно, что он даже перестал жалеть о своем потерянном завтраке.  

Отдохнув, кошка поведала свою короткую грустную историю. 

– В нашем краю объявился огромный, страшный болотный волк, – объяснила она, щуря зеленые глаза. – Хозяева испугались и решили уйти. Хотели и меня взять с собой, да я сплоховала. Пришла с охоты, мне как раз повезло поймать большую крысу, пообедала и заснула в шкафу. Люди, должно быть, звали меня, но я крепко спала и ничего не слышала. Проснулась – их нет, а шкаф заперт! Не знаю, сколько уж в нем сижу, вечностью показалось мне это время. Но потом пришел ты и меня избавил. Благодарю! Ужасно было сидеть здесь, все время чуять вонь болотного волка и думать, не проглотит ли он меня! 

– Я как раз ищу этого волка, – сказал мальчик. – А тебя он вряд ли проглотит, потому что съел уже златокрылую птицу-солнце. Но, если ты чуешь его запах, не подскажешь ли, где его искать? 

– У большого озера, что за этим лесом, – сказала кошка. – Я хорошо вижу и укажу тебе путь. Но что за дело у тебя к существу столь ужасному? 

– Мне нужно вернуть рассвет, и закат, и ясный день. Отнять у волка солнце. 

Удивилась кошка. 

– И ты, такой маленький, хочешь с ним биться? И совсем не боишься? 

– Немного боюсь, – признался мальчик. – А биться вряд ли получится. Но ведь можно его перехитрить! Остается придумать, как именно. 

Кошка взмахнула пушистым серым хвостом, аккуратно обнимая лапки.  

– Что ж, – сказала она. – Ты мне помог, помогу и я тебе! Пойду, посижу на окне, погляжу на ясные звезды, что-нибудь в голову да придет. А ты пока ложись и спи. 

Мальчик проснулся освеженным и очень бодрым. Он даже не чувствовал голода, хотя давно не ел вдосталь. Быть может, кошка умела немножечко колдовать, хоть и не призналась. Просто молча сидела рядом, и глаза ее сверкали двумя яркими изумрудами. 

Пощекотав мальчику ухо пышными усами, она рассказала ему о своем плане. Юный путник, ободрившись, тут же собрался и отправился к большому озеру. Впереди, словно серая тень, скользила его гибкая провожатая, над головой сверкали звезды, а вокруг зелеными искорками кружились светлячки. 

Болотный волк издали почуял гостя. Он протяжно завыл, и воздух тут же наполнился отвратительным зловонием. Кошка спряталась, как было уговорено, а мальчик велел испуганным светлячкам спрятаться в опустевшую котомку и без страха пошел навстречу зверю. 

Холодные льдинки звезд отражались в озере, подмигивая своим близнецам в гладком неподвижном озере. Волк стоял над водой, будто огромная черная скала. 

– Кто ты и зачем тревожишь меня? – прогремел его голос, отдаваясь раскатами в горных ущельях. – Отчего пришел? 

– Просто поглядеть на тебя. 

– Кто дал тебе пр-р-раво глазеть? – злобно взревел волк. – Я тебя р-р-разор-р-рву, р-р-растопчу! 

– У меня дедушка волшебник, – пожал плечами мальчик. – Хочешь, попробуй меня тронуть, увидишь, что случится! 

С этими словами он спокойно сел на камень и стал разглядывать гигантского зверя. 

 – Если хочешь вернуть птицу-солнце, напрасно пр-ришел! – сказал волк, с подозрением косясь на него страшными алыми глазами. Но тронуть пришельца не решался – как все злобные существа, в глубине души он был труслив. 

Мальчик весело рассмеялся в ответ. 

– Зачем мне какое-то старое солнце, если скоро мы вырастим себе новое, красивое? 

– Как же так? – поразился волк. – Разве можно вырастить солнце? 

– Ну конечно, – сказал мальчик. – Надо только собрать солнечные семена! Разве ты не знаешь, что их можно найти в этом озере? 

– Вздор-р-р! – грозно зарычал волк. – Бр-р-ред! 

– Не веришь, ну и не верь. А я семена собирать пойду. 

Забравшись на большой камень, мальчик склонился над водой, а потом сделал вид, что поднимает что-то и кладет в котомку. Волк следил за ним с подозрением. Потом стал глядеть то на воду, то на небо, но никак не мог понять, становится звезд меньше или нет. 

– А когда вырастет новое солнце? – спросил он наконец. 

– Ах, очень скоро! Дедушка его вырастит примерно через месяц. Взгляни, какое маленькое я сорвал только что, и каким большим оно успело стать в волшебной сумке, что он дал! 

Мальчик запустил руку в котомку и достал одного из светлячков. С ладони в ночную темноту упорхнула маленькая летучая искорка.  

– Это не самое лучшее, – сказал мальчик. – Все равно выбросим лишние, зачем нам сотня или тысяча солнц! 

Волк пораженно смотрел искорке вслед. Он никогда не видал светлячков, даже болотных огней, хотя и родился среди топей. Так был поглощен собственной персоной и соперничеством с солнцем, что попросту их не замечал. 

– А отчего оно зеленое, это новое солнце? 

– Дедушка велел мне собирать только такие семена. Птицу, что вырастет из такого, никто не сможет съесть. Ее перья будут пропитаны смертоносным зеленым ядом! 

Волк решил пуститься на хитрость. 

– Как мудр твой дед! А ты, верно, еще умней, – сказал он льстиво. – А можно тебе помочь? Например, подержать твою котомку, пока ты будешь собирать лучшие семена? 

– Ладно, так и быть, – ответил мальчик. – Только, гляди, осторожней! Солнца внутри успели уже чуточку подрасти. Маленькая прореха – и все разлетятся, только их и видели! 

Разумеется, волк с восторгом согласился. А едва котомка оказалась рядом с ним, распорол ее напополам острым когтем. Светлячки так и брызнули во все стороны. 

– Что ты наделал! – в притворном отчаянии воскликнул мальчик. – Дедушка меня заругает! 

– Дур-р-рак! – загрохотал волк. – Не видать вам, людям, больше солнца! 

Поддельный внук волшебника пожал плечами. 

– Глупости, – сказал он. – Я просто возьму новую сумку и вернусь. А с тобой не вожусь больше. Пока, обманщик! Скажи спасибо, если не пожалуюсь на тебя дедушке. 

Мальчик сделал вид, что уходит, а сам спрятался среди скал и стал наблюдать, что будет делать волк. Кошка тенью скользнула к нему и легла рядом. Волк же размышлял, склонившись над озером. 

«Хорошо, что парень оказался таким простаком, – рассуждал он, – Но в другой раз старый чародей сам явится собирать семена звезд, не доверит их больше растяпе-внуку. Что же мне делать тогда? Если появится новое солнце, обо мне все забудут!» 

Волк посмотрел на свое отражение в воде. Огромная уродливая морда, огромное грязное тело, источающее зловоние. Он представил себе новые дни беспросветной зависти. Ему стало жаль себя, а потом захотелось что-то изменить, чтобы хоть зависть больше не вернулась. Он смутно сознавал, что для этого надо что-нибудь сделать. Но что? Может, лучше отпустить старое солнце? 

К несчастью, эта мысль лишь на миг промелькнула в темном мозгу зверя. Тут же его глаза вспыхнули злобным торжеством. 

«Звезды можно собрать только здесь, в этом озере! Солнце я уже проглотил, теперь проглочу все его семена!» 

Волк наклонился к воде и стал пить ее большими глотками. Но озеро было так огромно, что совсем не убывало. А вот засохшая серая грязь, из которой волк состоял, постепенно размягчалась. Наконец она растаяла совсем, и гигантский зверь стал разваливаться. Сам он, однако, ничего не замечал, потому что вдруг ощутил сильную жажду этой воды, такой чистой и хрустальной. Он даже забыл, что хотел выпить семена новых солнц. Кусок за куском опадала болотная грязь, текла по камням тина, а волк все отодвигался от себя – поближе к чистой прохладной воде. Наконец костяк зверя, сотканный из перевитых корней, сцепленных окаменелой грязью, рухнул. Над озером тут же занялся рассвет, небо порозовело, и скоро, взмахнув крыльями, поднялась в него златокрылая птица-солнце. А на берегу остался стоять белый полупрозрачный волк, будто сотканный из звездного света. Он совсем не казался злым и уродливым – ведь даже в том существе, из которого он получился, содержалась частица добра. 

Принюхавшись, огромный зверь почуял мальчика и кошку. Подошел к ним и сказал ласковым голосом: 

– Выходи, малыш, не опасайся больше: озерная вода и звездный свет вымыли из меня весь мрак. Садись мне на спину, я отвезу тебя домой, а после того поднимусь на небо к сестрам моим звездам, чтобы светить людям и в ночи. 

Бывший болотный волк исполнил свое обещание. Весело было нестись на его мягкой спине, держась за светящийся белый мех и чувствуя на лице свежий ветер! Скоро мальчик был дома и смог обнять всех родных – отец и брат его тоже вернулись в тот день, мать от радости смеялась и плакала. Скоро все четверо – верней, пятеро, потому что серая кошка решила остаться с мальчиком – сели обедать. Люди пели и ликовали, на деревьях распускались ароматные, клейкие молодые листочки. Природа пробуждалась к жизни, и крохотные ростки будущих подсолнухов с восторгом следили за полетом великолепной златокрылой птицы по синей равнине неба. Они мечтали о времени, когда станут похожи на нее. 

Счастливо закончилась история с солнцем. Но с тех пор на земле оно не ночует, боится. А волку до сих пор стыдно. Оттого луна, такая яркая в ночи, всегда бледнеет и как будто пытается спрятать лицо при ярком свете дня. 

Категория: Легенды | Просмотров: 61 | Добавил: Kassia | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Меню сайта
Категории

Статистика

Яндекс.Метрика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Последние новости
Вход на сайт

Наша кнопочка

< a href="http://magik-tales.ucoz.site/">< img src="http://magik-tales.ucoz.site/knopochka.gif">
В Мирчар!

Поиск