Статьи » » Рождение янтарины

11:45

Зимнему солнышку – милой Ani

В далекие-далекие времена, когда мурмявами еще правили короли и королевы, а замки, что сегодня лежат в руинах, взметали к небу только что построенные гордые башни, жила на свете одна принцесса. Она была хороша, словно рассвет, и нежна, как лепесток розы. Все, кто видел ее, соглашались, что это самая прекрасная девочка на свете. Король и королева очень любили свою чудесную дочку и с самого рождения баловали ее, не отказывая принцессе ни в чем. Даже не наказывали ее никогда – да и как накажешь такую красавицу, которая одним взглядом янтарных глазок и одним взмахом пушистого хвостика покоряет сердца? Станешь ее ругать, а у самого душа переворачивается…
Стоит ли удивляться, что принцесса выросла очень непослушной? И это бы еще ничего, но она привыкла к тому, что все ее капризы исполняются, даже когда они выходили за пределы разумного. «Я принцесса», – говорила девочка. – «И все должны меня слушаться. Что значит – шоколадных тефтелек не бывает? Что значит – я не могу получить зеркало из цельного алмаза?»
    Родители пытались объяснить, что она ведет себя неразумно – но при первых словах нотаций принцесса ударялась в слезы. Видя, как из огромных глаз их дочки текут хрустальные слезинки, король и королева ничего не могли с собой поделать и бежали доставать рецепт шоколадных тефтелек или тратили половину казны на зеркало из цельного алмаза.
    Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не одно принцессино приключение. В сущности, она и попала в него только из-за своего вовсе не сладкого характера.
    Однажды король и королева уехали в гости, а их дочка осталась дома одна. Армия слуг, что была во дворце, не в счет – все равно принцесса их совершенно не слушалась. Позавтракав яичницей из яиц колибри, отборными трюфелями и свежей земляникой (а была середина зимы) девочка взяла стакан кактусового сока и уселась на мягком ковре у огромного, как стена, окошка. За окошком – тканые серебром шторы были раздвинуты – был чудный зимний пейзаж. Ярко сияло солнце, и выпавший только вчера густой снег искрился, словно алмазы. Принцесса удивлялась их красоте – таких блестящих не было даже в сокровищнице ее папы! Ажурные кисточки инея напоминали тонкое кружево – такого чудесного и нежного не было даже на принцессиных платьях! «Как же так?» – подумала девочка, глядя на всю эту красоту и перебирая в пальцах янтарь своего любимого ожерелья, с которым никогда не расставалась. – «Почему у меня до сих пор нет всех этих сокровищ?» 
Она тут же позвала служанку и приказала ей сделать ткань из снега, сшить из нее платье, а украсить его инеевым кружевом. Такое, мол, пригодится для новогоднего бала! Разумеется, служанка пыталась объяснить, что подобных чудес не достать ни одному смертному, даже придворным магам это не под силу. 
– Ну ладно, – сказала принцесса, нахмурившись. – Вернется папа, он вам покажет, глупые! Ну ладно. Принесите мне пока что самый красивый снежный бриллиант!
И она указала на одну из сосулек, что свешивались с ее балкона.
Просьба маленькой повелительницы была тут же исполнена. Но – увы! – стоило принцессе достать сосульку из особого, волшебного холодящего ящичка (который, вообще-то, использовали для приготовления мороженого и фруктового льда), как лед таял в ее нежных пальчиках. Принесли вторую, третью – то же самое.
– Вы неправильно выбираете! – закричала она на слуг, а потом надела свою горностаевую шубку и пошла на балкон взять сосульку сама.
Как ни странно, ей снова не удалось выбрать не таящую. Сколько бы она ни приказывала льду не превращаться в воду, сосульки не слушались.
«Наверное, правильные сосульки есть не здесь, а где-то далеко,» – решила девочка. – «В сказках за чем-нибудь чудесным часто приходится ходить за тридевять земель. Ну, или хотя бы в лес…»
– Послать за сосулькой в сердце леса! – приказала она.
Малышку тут же стали отговаривать – мол, надвигается снежная буря. Безумец, который рискнет отправится в лес, может погибнуть, если не вернется до вечера, а отыскать чудесную сосульку ох как непросто! 
– Все равно вы должны меня послушаться! – топнула ножкой в расшитой золотом туфельке принцесса.
Ей объяснили, что король-отец велел отклонять неразумные приказы дочки в его отсутствие. Сам он не умел перечить своей чудной девочке, и он надеялся, что хоть у придворных хватит на это силы воли.
Решив серьезно поговорить с папой после его возвращения, принцесса надулась и снова стала смотреть за окно. Чистое небо совсем не казалось ей грозным – оно было яркое и голубое, как цветы льна. Снег по-прежнему блестел в солнечном свете.
«Какая еще буря?» – подумала принцесса. – «Нет, мои слуги явно ее выдумали, потому что ленятся выполнять мой приказ. Что ж, я и сама могу отправиться искать снежные бриллианты!»
Она порылась среди игрушек и достала давно надоевшие и заброшенные шапку-невидимку и маленький золотой ключик, отпирающий любые двери.
«Все-таки не зря я их потребовала у папы. Эти вещи пригодятся, чтобы покинуть дворец! А то ведь болваны постараются меня задержать! Ну-ка, поиграем немного в прятки…»
Принцесса поспешно нарядилась в свои самые теплые и красивые вещи, надела на шею любимое янтарное ожерелье и, хихикая, натянула поверх капора шапку-невидимку. Ее отражение в алмазном зеркале тотчас пропало. На цыпочках прошла девочка по коридорам, тенью проскользнула мимо стражников – ворота дворцового сада как раз открывали, чтобы четверка вороных лошадей могла довезти гигантский торт.
«Надо же, какой красивый вышел, – подумала принцесса, бочком проскакивая в ворота. – Я и забыла, что ради него закатила маме сцену! Надо будет попробовать эти вафельные башенки и сахарного дракона – но сейчас некогда…»
Долго шагала девочка по широкой дороге, что бежала от дворца к лесу. Все вокруг было такое сверкающее, красивое! Сверкал снег, огнем вспыхивала на согнувшихся от снега рябинах гроздья ярких ягод. Снегири с алыми грудками перелетали с ветки на ветку и лакомились ими. Принцесса тоже сорвала одну, и она показалась девочке вкусней всех привычных сладостей. 
– Принесите-ка мне еще рябины! – крикнула она стайке снегирей. Но те не послушались приказа – лишь испуганно упорхнули на ветки повыше. Как ни странно, принцессу это не рассердило – она звонко рассмеялась, глядя на пухлых птичек. Забавные они. Грудки яркие, как мундиры солдат ее отца, а надутый важный вид напоминает главного церемониймейстера!
Отсмеявшись, девочка пошла дальше. Постепенно капризное настроение вновь овладело ей – лес оказался дальше, чем она думала! Но принцесса не привыкла отказываться от своих желаний и, хоть и ворчала про себя, упрямо шла вперед. Наконец она добрела до одетой инеем опушки – и радостно вздохнула. Снежных бриллиантов здесь было так много, а какой чудный мягкий ковер под ногами! Девочка захотела немедленно пробежаться по нему – но на первом же шаге провалилась глубоко в снег и потеряла шапку-невидимку.
«И ладно, – не огорчилась она. – Папа новую добудет!»
Теперь она была осмотрительней и, прежде чем углубиться в лес в поисках чудесной сосульки, отыскала протоптанную зверями тропинку.
То был долгий день и большое путешествие. Принцесса нашла в глубине леса замершее озеро, более красивое, чем ее алмазное зеркало. Играла среди чудных снежных замов и крепостей. Срывала с сердешен уцелевшие прошлогодние ягоды – сухие и сладкие, которые казались ей куда лучше марципанов. Разглядывала дивные узоры снежинок – глаз у нее был острый – и решала, какую из них приказать сделать придворному ювелиру из серебра и алмазов… Жаль только, что все снежинки таяли. Как и сосульки. Правильная все не находилась, а меж тем на западе сгущались темно-серые облака. Принцесса этого не замечала.
Но когда солнечный свет внезапно погас, закрытый косматой тучей, она впервые в жизни по-серьезному испугалась. Снежные бриллианты погасли, все вокруг стало таким стылым, холодным, серым и унылым! Даже беленькие снежинки, что лебяжьим пухом падали на землю, больше не казались ей красивыми. Девочке ужасно захотелось домой.
«Сейчас и отправлюсь. Я успею!» – подумала она. Но вскоре с ужасом обнаружила, что не знает выхода из глухой чащи. А снег падал все гуще, идти было все сложней. Серый мир вокруг плотнее и плотнее затягивало белой пеленой.
Раньше принцессе было весело ощущать на лице пощипывание мороза и ощущать под ногой скрипучий снежный покров. Теперь ледяной ветер резал ее нежные щечки, а снег грозил схватить, утопить, поглотить, словно зыбучие пески. Он попал в теплые сапожки принцессы – ее ноги промокли и замерзли. Варежки изорвались, и пальцы заледенели так, что бедняжка их совсем не чувствовала. Чего стоил теперь королевский титул – ведь нельзя же было приказать буре прекратиться! На что было бесконечное множество вещей, которые ждали принцессу дома? Замерзшая, она мечтала о тепле и надежном крове над головой – и жалела, что никого никогда не слушалась. Обнять бы хоть еще раз маму и папу…
Едва подумав об них, принцесса заплакала. Она уже не надеялась на чудо, но вдруг сквозь вой ветра в вершинах деревьев послышался человеческий голос. К девочке моментально вернулись силы – она тоже стала звать и кричать, и вскоре сквозь буран различила знакомую фигуру...
Принцесса рванулась к ней навстречу, не обращая внимания ни на глубокий снег, ни на ветки, которые цеплялись за одежду, словно желая поймать ее и навсегда оставить в холодном лесу. Одна из них порвала любимое янтарное ожерелье, и яркие камешки посыпались на снег – но девочка, всегда обожавшая свои безделушки, сейчас ценила их не больше, чем сухие  рябиновые ягоды.
Через час отец-король на руках вносил свою дочку – испуганную, замерзшую и уставшую, но все-таки живую и невредимую – домой. Принцессе невероятно повезло – может, она родилась под счастливой звездой, а может, фея-крестная наградила ее даром везучести – и она отделалась только легкой простудой. Разумеется, никто ее не ругал.
Тем не менее, после приключения в лесу ее характер поменялся. Нельзя сказать, чтобы она сразу стала совсем послушной, но обнаружила, что родители по крайней мере иногда говорят  полезные вещи – и стала прислушиваться к их словам. Научившись ценить простое, она больше не требовала новых и новых ненужных вещей. Почувствовав, что такое холод и голод, она стала милосерднее. Ее капризы прошли, словно их и не было… 
Когда принцесса выросла, она стала хорошей, доброй королевой с прекрасным характером. Одного урока ей вполне хватило – ведь она была умная девочка.
А что ее любимое янтарное ожерелье? Собрать его было невозможно, но принцесса, хоть и жалела о нем (самую малость), не требовала украшение обратно. На новый год король, обрадованный ее изменившимся характером, подарил дочке новое. А летом крестьяне впервые нашли на кустах оранжевые ягодки янтарины, что проросли из потерянных камешков. Так они с тех пор и зреют в Люминерском лесу – невыносимо жгучие, пока их согревает нежное тепло заботливого лета, и сладкие после того, как их обожжет жестокий мороз.

Категория: Легенды | Просмотров: 56 | Добавил: Kassia | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar